Σάββατο, 7 Απριλίου 2012

Правда о «гонениях» на зилотов, занимающих Монастырь Эсфигмен на Святой Афонской Горе




Священный Кинот Святой Афонской Горы

Перевод с греческого. М.: Издательский дом «Святая Гора», 2003.
 
От издателей
В последнее время в российской печати часто обсуждается тема зилотов Святой Афонской Горы. Церковные и светские издания разных уровней и идеологических направлений одинаково охотно «раскручивают» зилотскую тему, причем подавляющее большинство как консервативных, так и либеральных авторов прямо или косвенно отдают свои симпатии зилотам. При всем различии авторских оценок проблемы нельзя не отметить почти одинаковой тенденциозности, некомпетентности и недостаточной церковности в описании фактов и их трактовке. К сожалению, конечный результат таких публикаций — соблазн в душах верных, но зачастую не искушенных чад Русской Православной Церкви и их подталкивание к гибельной пропасти раскола.
Желая дать русскому читателю подробную и объективную информацию, Издательский Дом «Святая Гора» впервые публикует русский перевод официального обращения Священного Кинота Святой Афонской Горы, посвященного вышеупомянутой проблеме. Мы надеемся, что знакомство с публикуемым материалом поможет русским людям отличить истину от лжи и утвердит их в священной ограде Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Аминь.
С братским уважением и любовью, Издательский Дом «Святая Гора» Святая Пятидесятница 2003 г.
Кариес, 28.1/10.2.2003
Священная Афонская Гора – место, которому по своей природе и предназначению подобает далеко отстоять от «позорищ» мирской публичности и гласности. Афон – место обращения внутрь себя, место безмолвия, трезвения и молитвы, место, где человеческая душа один на Один встречается с Богом.
Однако, к сожалению, в последнее время Священный Кинот Святой Афонской Горы вынужден с сердечною скорбью наблюдать за скандальной шумихой, поднятой в средствах массовой информации (и не только в них) лицами, незаконно занимающими Святую Эсфигменскую обитель. Кощунственным образом эти лица выставляют на позорище и судилище мира сего тайноводственную духовную жизнь, переданную нам нашими Отцами. Долгое время, не желая давать пищу словопрениям и уклоняясь от тех методов борьбы, которыми пользуются зилоты, Священный Кинот Святой Афонской Горы хранил молчание. Мы воздерживались от полемики еще и ради того, чтобы не предавать огласке те неподобающие поступки, которые, к несчастью, совершаются некоторыми на Святой Афонской Горе, и не внести соблазна в души простых людей.
Мы денно и нощно молимся о том, чтобы Всеблагий Бог и Покровительница сей Священноименной Горы Пресвятая Богородица восстановили истину. Мы просим Господа о том, чтобы Святая Афонская Гора вышла из настоящего искушения еще более крепкой – как это происходило ранее, во многие критические моменты Ее истории. Мы имеем спокойную совесть и глубочайшую веру в то, что рано или поздно это произойдет.
Однако наша совесть подсказывает нам и целесообразность издания нижеследующего текста. Мы идем на этот
шаг со многой осмотрительностью и рассматриваем его как совершенно исключительную меру. Наша цель в том, чтобы предоставить каждому по-доброму расположенному человеку трезвую и ответственную информацию, необходимую для познания истины, а также для противостояния той сеющей смущение и соблазны «военной кампании», которая развязана и ведется против Святой Афонской Горы и Ее более чем тысячелетнего Предания.
1. Священная обитель Эсфигмен
Священная обитель Эсфигмен – один из двадцати главенствующих Царских, Патриарших и Ставропигиальных Монастырей Святой Афонской Горы. Эта обитель имеет продолжительную историю, начинающуюся от византийских времен и восходящую к нашим дням. В монастыре подвизались некоторые Великие Святые нашей Церкви – настоящая похвала Святой Горы Афон. Жизнь некоторых известных церковных деятелей также была связана с Эсфигменом. Несколько десятилетий назад Эсфигмен пользовался репутацией одного из лучших, наиболее строгих и самых традиционных общежительных монастырей Святой Афонской Горы.
Необходимо заметить, что каждый главенствующий Монастырь Святой Афонской Горы, будучи местом, где живут и подвизаются монахи, одновременно имеет права и обязанности, данные ему именно для того, чтобы ничем и никем не смущаемая жизнь и подвижничество монахов в нем были защищены из века в век. Таким образом, любой главенствующий Афонский монастырь представляет собой юридическое лицо Государственного Права, обладающее административной государственной властью и пользующееся многочисленными привилегиями и преимуществами, которые вытекают из особого статуса Святой Афонской Горы. Одновременно, на каждый из двадцати главенствующих святогорских монастырей возлагается соответствующая духовная и административная ответственность.
Сегодня, благодаря действиям лиц, занимающих Священный монастырь Эсфигмен, эта святая обитель впервые за всю свою историю оказалась в трагической ситуации. То есть, по сути дела, Эсфигменская обитель, не неся ответственности и не выполняя духовных и административных функций одного из главенствующих святогорских монастырей, перешла в разряд Келлий. Как юридическое лицо монастырь не функционирует и прекратил свое существование. Братства Монастыря Эсфигмен больше не существует. Здания обители занимает группа лиц, которые по своей собственной вине не являются святогорскими монахами. Эти лица виновны в незаконном захвате власти и, как следствие этого, во множестве других уголовно наказуемых правонарушений. Начиная рассказ о том, как это произошло, мы хотим обратить внимание читателя лишь на то, что сложившаяся ситуация, кроме того вреда, который она приносит самой Святой обители Эсфигмен, является очень серьезной угрозой и для всей Святой Афонской Горы.
2. Основополагающие принципы существования Святой Афонской Горы
По общему убеждению святогорцев, а также согласуясь с выводами исторической и юридической науки, Святая Афонская Гора своим выживанием и неувяданием вот уже двенадцать веков во многом обязана заступничеству Пресвятой Богородицы, Которая наделила Святую Гору особым статусом самоуправления. Этот статус един для всего Афонского полуострова, так что мы говорим о «Святой Горе», а не просто о некой сумме монашеских обителей. В этом-то и есть отличие, исключительность и преимущество Святой Афонской Горы по сравнению с другими достойнейшими монашескими центрами – такими, как, например, Святые Метеорские Горы или, в древности, Олимп Вифинский. Таким образом, основополагающий принцип нашего монашеского Центра – принцип церковного и административного единства всех святогорских монастырей и их общения между собой.
Говоря конкретно, церковное единство и общение святогорских монастырей заключается в их общем подчинении непосредственной юрисдикции Вселенской Патриархии, под высочайшим наблюдением которой совершается точное соблюдение святогорских уставов в отношении духовном. На Святой Афонской Горе не разрешается возглашение во время богослужения имени любого другого архиерея кроме Вселенского Патриарха. Господствующие святогорские монастыри обязаны иметь между собой полное церковное общение и принимать совместное участие в общих торжественных церемониях и богослужебных собраниях.
Административное единство и общение заключаются в обязательном совместном участии главенствующих монастырей в общих органах власти (Священном Киноте, Священной Эпистасии и т.п.), а также в их сообразовании с предписаниями Уставной Хартии Святой Горы (далее У.Х.С.Г.) об отношениях между Священным Кинотом и Священными Монастырями. Кроме этого, все главенствующие святогорские обители обязаны согласовывать свои действия с теми решениями и законами, которые принимают компетентные органы афонского самоуправления.
Таким образом, Святая Гора Афон – единая религиозная Община. В этой Общине на правах Ее постоянных членов соучаствуют те, кто, свободно входя в нее, живут и действуют в полном общении с другими членами Общины. Конечно же, любой человек имеет право на религиозную свободу и, как следствие этого, право на отвержение общения с другими членами Общины. Но в этом случае искренним и честным поступком будет его свободный выход из Общины. Так, в случае со Святой Афонской Горой Греческая Конституция и У.Х.С.Г., желая сохранить Ее всеобщий Православный монашеский характер, запрещают проживание на Ней инославных или раскольников. Принимая во внимание сказанное выше, становится понятным, что на Святой Афонской Горе не существует веротерпимости или индивидуальной религиозной свободы в том смысле, в каком они существуют на остальной территории Греции, но, скорее, безусловно охраняется религиозная свобода Святой Горы как единого целого, то есть право Афона быть единой религиозной Общиной и Ее право исповедовать свою веру конкретным, единым для всех членов Общины образом.
Разрыв церковного и административного единства Святой Горы немыслим для Ее статуса, поскольку он разрушил бы Ее правовые устои и, в конечном итоге, подверг бы опасности само Ее существование. Проблема, о которой идет речь, имеет самые серьезные правовые, духовные, церковные и даже национальные измерения. Ведь если какой-то афонской обители будет дана возможность отделиться от других обителей по причинам, которые она, в одностороннем порядке, считает уважительными, то и другие монастыри тоже смогут, сославшись на уважительные причины (веры, совести, национальности и т.п.), разорвать отношения с остальными обителями и спокойно перейти в иные церковные или национальные юрисдикции, что будет иметь разрушительные последствия для Святой Горы, для
Церкви и для территориальной целостности Греческого Государства. По этой причине Греческая Конституция и У.Х.С.Г. безусловно запрещают любое изменение числа двадцати главенствующих общежительных монастырей Святой Афонской Горы.
3. Краткая историческая справка
В начале семидесятых годов XX века на Святой Афонской Горе возникло волнение в связи с экуменическими контактами Вселенской Патриархии. Наряду с другими протестами многими Священными Монастырями Святой Горы было применено временное прекращение поминовения имени тогдашнего Вселенского Патриарха. Тем не менее ни одна из прекративших поминовение Патриарха обителей не прервала церковного общения с другими господствующими монастырями Святой Горы, а также с Православной Церковью в целом, и, конечно же, не перешла в иную церковную юрисдикцию, что, безусловно, запрещается на Святой Горе. Единственным исключением, к сожалению, стал тогда Монастырь Эсфигмен, в который в то время пришли из мира люди, чуждые святогорского образа мышления. Эти люди навязали свои взгляды остальным насельникам обители, в результате чего Эсфигмен отсек себя от всего святогорского организма. Для более чем тысячелетнего статуса Святой Афонской Горы этот поступок был нелеп и недопустим.
Так, помимо простого прекращения поминовения имени Вселенского Патриарха, Эсфигмен прекратил тогда церковное общение со всеми остальными святогорскими монастырями и со всеми Поместными Православными Церквями (это прерванное общение не восстановлено и по сей день). В то же время Монастырь Эсфигмен вступил в полное и исключительное церковное общение с одним из ответвлений так называемых «Истинно Православных Христиан». Необходимо заметить, что различные ответвления «Истинно Православных Христиан» не имеют церковного общения даже между собой. С того времени и до сего дня в число насельников Эсфигмена принимаются лишь те, кто находится в церковном общении только и исключительно с вышеуказанным ответвлением, тогда как члены других церковных юрисдикции из обители изгоняются. Отпадение Эсфигмена от церковного общения стало явным в 1972 году, когда представитель монастыря в Священном Киноте отказался присутствовать не только на общих богослужениях в Священном Храме Протата, но даже на краткой и скромной молитве, которая читается совместно представителями святогорских монастырей перед началом заседаний Священного Кинота. После того как Священный Кинот неоднократно убедился в истине вышесказанного, он, в качестве начальной меры, временно исключил представителя Эсфигмена из своих членов, прося монастырь вернуться к каноническому порядку и ожидая этого возвращения. Но возвращение так и не осуществилось, и отпадение Эсфигмена приняло окончательный характер – не только в церковном, но и в административном отношении. Несмотря на неоднократные приглашения Священного Кинота, Эсфигмен перестал присылать в него своего представителя (кроме единственного случая в 1972 году) или эпистата, не принимал никакого участия ни в одном совместном деянии Кинота, а также не допускал последний осуществлять законные действия по отношению к себе как к святогорскому монастырю. Стараясь изменить взятый Эсфигменом гибельный курс, Священный Кинот начиная с 1974 года принял несколько решений о выдворении Игумена и Эпитропов Эсфигмена за пределы Святой Афонской Горы. С того времени вышеназванные лица лишились статуса святогорских монахов, однако, пренебрегая решениями Священного Кинота (эта политика пренебрежения без изменений осуществляется ими с того времени по сей день), они продолжали управлять монастырем и его имуществом. С того времени управление монастырем приняло противозаконный «статус». Святая Гора никогда не признавала этого противозаконного управления, относясь ко всем деяниям и решениям незаконного руководства монастыря как к несуществующим. За все время этого противозаконного управления Эсфигменом в нем дважды – в 1975 и в 1999 годах – были проведены выборы «игуменов», которые, конечно же, никогда не были признаны Святой Афонской Горой. Кроме того, согласно У.Х.С.Г., при отсутствии законного управления принятие в монастырь новых монахов было незаконным и недействительным, и, следовательно, после кончины старых, канонических членов общежития братства Монастыря Эсфигмен больше не существует. Есть лишь группа лиц, незаконно занимающих монастырские здания и обладающих всеми признаками «особого братства», существование которого недвусмысленно запрещено У.Х.С.Г. (статья 183). Эта группа лиц старательно занимается «перетягиванием» в свое мудрование других, что также запрещено законом (статья 184). Из всего этого следует, что вышеуказанные лица обладают всеми отличительными признаками раскольников, что с еще большей строгостью запрещено Конституцией Греции (статья 105) и У.Х.С.Г. (статья 5).
Одновременно с этим, вышеуказанные лица не позволяют компетентным органам власти осуществлять контроль над зданиями, реликвиями и святынями монастыря, тем самым отрицая законную власть Греческого Государства и его законы. Кроме того, они не позволяют Священному Киноту осуществлять контроль над монастырскими святынями, также нарушая соответствующие законные постановления. Одновременно лица, о которых идет речь, при отсутствии определенных У.Х.С.Г. полномочных органов, распоряжаются движимым и недвижимым имуществом монастыря, будучи, таким образом, виновными в захвате власти и связанных с этим правонарушениях.
Несмотря на то что на протяжении тридцати лет Святая Гора никогда не признавала беззаконных действий вышеназванных лиц, Она проявляла по отношению к ним терпимость, надеясь на их возвращение в канонический святогорский чин. Святая Гора никогда не применяла к эсфигменитам насилия, скорее, напротив, — человеколюбиво помогала им как физическим лицам в их нуждах. Но в конечном итоге за эту помощь Святой Горе было отплачено черной неблагодарностью. Все эти годы как со стороны Святой Горы, так и со стороны Вселенской Патриархии делались многочисленные попытки сближения с Эсфигменом. Все эти попытки остались безрезультатными.
Напротив, все это время лица, занимающие монастырь Эсфигмен, своими действиями преследовали одну скрытую цель: использовать снисходительное отношение к себе со стороны святогорцев, чтобы добиться признания и узаконения своего противозаконного положения. Однако эта скрытая цель Эсфигмена – получить законный юридический статус в связи с ежегодной выплатой экономической помощи – была хорошо видна все эти годы и стала особенно заметной с 1996 года, когда эсфигмениты добились выплаты им экономической помощи за все прошедшие годы вплоть до последнего времени (запрос в Государственный Юридический Совет 2002 года). Приблизительно с 1995 года Эсфигмен усиливает попытки узаконить свое положение. Эти попытки достигли апогея в 1999 году, когда Эсфигмен возглавил новый «игумен» Мефодий. С этого времени
становится ясно, что не остается ни малейшей надежды на возвращение Эсфигмена в канонический святогорский чин. О своих притязаниях на признание и узаконение занимающие Эсфигмен лица заявляют уже открыто, тем самым делая невозможными любые попытки сближения и диалог с ними. Характерна последняя встреча Комиссии Священного Кинота с представителями лиц, занимающих Эсфигмен. Сам вышеуказанный отец Мефодий на эту встречу не явился, высокомерно поручив своим представителям передать от его имени требование, чтобы Священный Кинот или Губернатура Святой Горы пригласили его официальным письмом, в котором к нему обращались бы как к «Архимандриту» и «Игумену Священной Эсфигменской обители». Это и стало последней точкой во всех попытках найти взаимопонимание с занимающими Эсфигмен лицами.
Для того чтобы защитить Священную обитель Эсфигмен и статус Святой Афонской Горы, Священный Кинот был вынужден не предоставлять вышеназванной группе занимающих монастырь лиц того, на что они не имеют права по закону, так как противоположные действия могли бы быть расценены как их косвенное признание и узаконение. С этого времени вышеназванные лица начинают организованную кампанию по искажению действительности, умышленно крича о «жестоких мерах», представляя Священный Кинот палачом, а себя – мучениками. Кроме того, они подстрекают на протесты своих друзей и защитников, которые время от времени устраивают волнения и беспорядки.
4. Последние действия
Убедившись в окончательном отказе вышеуказанных лиц от возвращения к нормальному положению вещей и в их полной ориентации на требовательные притязания признать их противозаконный «статус», Святая Гора, руководствуясь любовью к Богу и человеку, осознала, что Ее история и миссия призывают Ее с трепетом и многою болью проявить заботу как о себе – Уделе Пресвятой Богородицы, так – в особенности – о Святой Эсфигменской обители, которая является для Афона плотью от Его плоти. Кроме этого, святогорцы осознали необходимость позаботиться об отрезвлении и душевном спасении занимающих эту Святую обитель лиц, показав им ложность пути, по которому они идут. Итак, Святая Гора была вынуждена прибегнуть к своим законным правам и с осторожностью и вниманием приступить к соответствующим действиям. Нашей единственной надеждой на решение проблемы мирным и нормальным путем, без нежелательного насильственного применения закона, было то, что все осознают противозаконность притязаний вышеназванных лиц, а также реальную серьезность проблемы в ее религиозных и национальных измерениях.
Таким образом, после всестороннего изучения проблемы и составления подробнейшего заключения видными греческими законоведами была составлена объемнейшая консультационная справка, с серьезностью и осознанием ответственности были приняты соответствующие решения Внеочередного Двойного Заседания Священного Кинота, и впоследствии начались соответствующие юридические процедуры для принятия решений, предусмотренных Греческой Конституцией и У.Х.С.Г., с тем, чтобы были получены юридические результаты, позволяющие остановить все незаконные притязания лиц, занимающих Эсфигмен, по отношению ко Святой Афонской Горе.
Затем, в ноябре 2002 года, в Монастырь Эсфигмен был послан представитель судебных органов с официальными приглашениями каждому из членов «братства» явиться в Священный Кинот. Таким образом лицам, занимающим Эсфигмен, было дано право публично выразить свои взгляды и убеждения. Однако они – совершенно неоправданно – не использовали эту возможность и, закрыв монастырские ворота, отказались прийти в Кинот на официальную встречу с представителями других афонских монастырей. Вместо представителей они прислали в Кинот фотокопии своих неофициальных ответов – совершенно нелепого содержания. Однако за это время 24 человека отошли от прочего «братства». Одновременно незаконные насельники Эсфигмена организовали новую кампанию лжи и дезинформации. Приглашение публично изложить свои взгляды они – совершенно абсурдно – представили как «гонение за веру». В Святую Гору Афон полетели стрелы невиданной клеветы и даже намеки на возможность применения террористических актов против святогорских монастырей.
На неофициальном уровне эти события доказали, что вышеуказанные лица окончательно откололись от тела Святой Горы Афон и нисколько не раскаиваются в этом. На официальном уровне окончательно подтвердилось создание так называемого «особого братства», которое занимается прозелитизмом и пропагандой, что запрещено на Святой Горе под угрозой выдворения за Ее пределы.
Одновременно Всечестная Вселенская Патриархия на основании тех же характерных признаков, окончательно убедившись в том, что вышеназванные лица пребывают в расколе, решением Святейшего Патриарха и Священного Синода объявила всех членов вышеназванного «братства» раскольниками.
На основании всего этого некоторое время назад Священный Кинот принял официальное административное решение о выдворении со Святой Афонской Горы вышеуказанных лиц (поименно), предварительно широко оповестив всех о том, что он не желает их насильственного физического удаления из Эсфигмена. Юридический результат этого решения подтвердил, что братства и органов управления монастыря Эсфигмен не существует, что все представительские, административные и имущественные действия занимающих Эсфигмен лиц недействительны, а также то, что никто из них не имеет права на имя святогорского монаха и насельника монастыря Эсфигмен. Вышеназванным лицам было предложено сдать все монастырское имущество и мирно, в течение месяца (то есть до 15/28 января 2003 г.), удалиться из монастыря. Теперь дело перешло в компетенцию Губернатуры Святой Горы, которая, согласно с законом, издала соответствующие исполнительные акты.
Мы надеялись на то, что за предоставленный месяц занимающие Эсфигмен лица, осознав, что у них уже нет ни малейшей возможности и оснований держать в своих руках один из главенствующих святогорских монастырей (естественно, последнее главным образом относилось к лицам, стоящим во главе незаконного «братства»), подчинятся решениям высших властей Святой Афонской Горы и переселятся со своими единомышленниками в любое другое место. Одновременно предусматривалась возможность какого-то иного выхода для лиц, неспособных к такому переезду по возрасту, состоянию здоровья и по другим причинам.
5. Абсурд обмирщения
Но, к сожалению, занимающие Эсфигмен лица со свойственной им неблагодарностью использовали гуманно предоставленное им время для достижения прямо противоположных целей. Они объявили беспрецедентную и необузданную войну против Святой Горы, против Церкви и Греческого Государства, пытаясь опорочить и насильно остановить честную и чистую борьбу афонских отцов в защиту Святой Горы.
Так, без страха Божия используя все дозволенные и недозволенные средства, которые находятся в распоряжении современного «искусства создания вымышленной действительности», они представили себя жертвами, якобы гонимыми за веру и религиозные убеждения, тогда как на деле все происходит наоборот. Святогорцев они представили «тиранами» и «злодеями» – чему нет прецедентов во всей многовековой истории Святой Афонской Горы. Подобные обвинения могли бы прийти в голову лишь Ее врагам и противникам. Тем самым вышеназванные лица подтвердили, что они не имеют ни малейшей связи с нравственными нормами и манерой поведения, принятыми на Святой Афонской Горе, с Ее духом, историей – и вообще с Православным Христианским Монашеским Преданием. Кроме того, они еще раз подтвердили, что являются представителями мирского мудрования чистой воды.
Греческое и международное общество имело несчастье стать зрителем беспрецедентного театрализованного представления. Люди, гордо называющие себя «истинными представителями православной аскетики», на деле оказались самыми настоящими мирскими фразерами, сорящими огромными денежными суммами, ежедневно обивающими пороги редакций телевизионных и радиопрограмм, добивающимися публикаций в печатных изданиях, независимо от их нравственного и профессионального уровня, организующими пресс-конференции в роскошных отелях, открывающими сайты в Интернете и т.д. и т.п. Монастыри Святой Горы (которые эти люди обвиняют в обмирщении) сознательно избегают действий подобного рода. Однако хуже всего то, что в ходе развязанной против Святой Горы военной кампании было состряпано и распространено огромное количество «удобоваримых» лозунгов о «гонениях за стояние в вере» и т.п. (тогда как на деле нет ни гонений, ни стояния в вере) и было продемонстрировано публичное презрение к порядку, принятому на Святой Горе, и к решениям Ее властей. Подробнее мы остановимся на этом ниже.
Когда предоставленное зилотам время истекло (то есть 15/28 января 2003 г.), они сами закрыли себя в монастырских зданиях (монастырские ворота были заперты еще два месяца назад). Устно и письменно они были уведомлены об общем соглашении и взаимных обязательствах Вселенской Патриархии, МИД Греции и Святой Афонской Горы о недопустимости их насильственного удаления из монастыря. Они знали и о том, что их насильственное удаление невозможно в силу политических причин, и о том, что находящихся на Святой Горе полицейских недостаточно для акции подобного рода. Днем раньше губернатор Святой Горы сообщил им, что Эсфигмен посетит полицейский, который официально уведомит их о том, что никакого штурма монастыря не намечается. Их заверили, что после передачи сообщения полицейский сразу же покинет обитель, что и произошло в действительности. Но несмотря на все это, использовав благоприятную возможность прослыть героями, находясь в безопасности, занимающие Эсфигмен зилоты раструбили по всей Вселенной, что якобы начался штурм монастыря, что их берет в кольцо бронетехника и огромное количество подразделений специального назначения, что они лишены самого необходимого для жизни и т.п. Ложь, достойная смеха, но одновременно и плача. Тайком они привезли в Эсфигмен телекамеры и журналистов, чтобы стать первыми в истории «мучениками за веру», кричащими о своих мучениях в прямом эфире. Все это явилось свидетельством полного обмирщения этих людей и опошлило святыни нашей веры в глазах мира сего. Они предали Святую Гору, Православие и наши национальные идеалы, принеся их в жертву Молоху мирских средств массовой информации. Они попытались оклеветать наше Отечество на международном уровне. Они, лживо обвиняющие Святую Афонскую Гору в симпатиях к Западу, обратились за помощью в европейские организации («латинские» и «сатанинские» – по их же собственным словам). Они обратились в суды с доводами, которые, будь они приняты, имели бы разрушительные последствия для всей Святой Афонской Горы (и конечно же, для Святой Эсфигменской обители). Они совершили множество других действий, чуждых святогорскому духу. В конечном итоге, они не оставили никаких сомнений в том, что не принадлежат Святой Афонской Горе и глубоко чужды Ей. То есть эти люди подтвердили то, что было уже давно известно: они сами поставили себя вне Святой Горы – во всех смыслах этого слова.
Мы считаем своим долгом дать ответы на те вопросы, которые в результате неподобающей кампании лжи и дезинформации беспокоят и соблазняют общественное мнение.
6. Ответы на вопросы
- Происходит ли гонение на Святую Эсфигменскую обитель?
- В этом вопросе заключено двойное искажение действительности. Применение законного порядка, которое, к тому же, совершается мирным путем, не может быть названо «гонением». Но и все то, что имеет отношение к группе лиц, незаконно занимающих здания Монастыря Эсфигмен, не может быть представлено имеющим отношение к этой Святой обители
как к духовному учреждению со всей его многовековой историей.
— Есть ли угроза, что в Святой обители Эсфигмен прервется монашеская жизнь?
- Как раз наоборот. Старание Святой Горы направлено на спасение Эсфигменской обители и на восстановление ее жизнедеятельности, прерванной лицами, которые ее незаконно занимают.
- Будет ли создан второй Монастырь Эсфигмен где-то в другом месте?
- Это невозможно. Конечно, как физические лица, занимающие Эсфигмен зилоты не являются монастырем – в смысле юридического лица. Поскольку руководства и братства монастыря Эсфигмен не существует, Святая Гора обязана восстановить их существование, то есть приступить к созданию братства монастыря Эсфигмен. Вновь созданное братство изберет и законное руководство монастыря. Местом проживания братства, очевидно, станут здания монастыря Эсфигмен, однако поскольку они незаконно захвачены, будет найден какой-то временный выход — в рамках законов Святой Афонской Горы.
- Решения Священного Кинота и Вселенской Патриархии мотивируются тем, что занимающие Эсфигмен лица не поминают Вселенского Патриарха?
- Это широко распространяемая ложь. В синодальном патриаршем решении этот мотив даже не упомянут. Все решения говорят об отпадении одного из главенствующих свято-горских монастырей от церковного и административного общения со Святой Горой и с Церковью и о стараниях увлечь к этому всех остальных. Речь идет о классическом случае безусловной констатации существования раскольнической группировки и запрещенного законом «особого братства». Выше мы упомянули о том, что и другие главенствующие монастыри Святой Афонской Горы в знак протеста на время прекращали поминовение Вселенского Патриарха и оставляют за собой это право и в будущем. Однако ни один из этих монастырей не прерывал общения с Церковью и не переходил в церковное общение со внецерковными группировками.
- Что происходит с другими зилотами Святой Горы и вообще с приверженцами так называемых «Истинно Православных Христиан» вне Афона?
- Зилоты Святой Горы также не поминают Патриарха. На личном уровне каждый из них прервал общение с Церковью. Но, по крайней мере, они занимают зависимые от монастырей Келлии и не возмущают церковного и административного общения двадцати главенствующих святогорских монастырей. Следовательно, упорядочение проблем на принадлежащей святогорским монастырям территории — внутреннее дело каждого из них. Лицам, занимающим Монастырь Эсфигмен, делались неоднократные предложения по своему желанию самостоятельно избрать из числа насельников всей Святой Горы любых лиц, находящихся с Ней в церковном и административном единстве, и передать им управление монастырем, а самим, оставшись в монастыре или перейдя в принадлежащие ему Келлии, не отвлекаясь ни на что, заняться своей духовной жизнью. Но эти предложения не были приняты даже для обсуждения. Что же касается приверженцев так называемых «Истинно Православных Христиан», то Святая Гора не имеет с ними трений, пока они не вмешиваются в Ее внутренние дела, в которых они, к слову сказать, не имеют ни малейшей компетенции. Следовательно, «Истинно Православным Христианам» нет никакой причины поддаваться дезинформационным подстрекательствам лиц, занимающих Эсфигмен, и идти войной против Святой Афонской Горы.
- Признают ли лица, занимающие Эсфигмен, юрисдикцию Вселенского Патриарха на Святой Афонской Горе?
— Нет, в прямое нарушение Греческой Конституции. Они оправдывают себя тем, что заявляют о своем признании Патриархии как института, установления и о своем уважении к ней. Но в данном случае речь идет о поверхностном аргументе, поскольку, как институт, Патриархию признают и уважают почти все мировые религии и государства. Вхождение в церковную юрисдикцию означает вполне конкретные обязательства и, прежде всего, элементарное церковное общение, а также все то, что логически вытекает из соответствующих церковных канонов и святогорских правил.
- Имеют ли право те, кто принадлежит к церковной юрисдикции Вселенской Патриархии, судить действия Патриарха?
- Святая Гора первая, когда это требуется, подвергает определенные действия Вселенского Патриарха строгой критике, всегда делая это с уважением и искренностью. Известно, что Священный Кинот Святой Горы неоднократно высказывал свою позицию в вопросах веры и протестовал против действий, несогласных с Православными догматами и Преданием (например, Баламандского соглашения, диалога Православных с монофизитами и т.п.). Однако занимающие Эсфигмен лица, заходя намного дальше выражения несогласий, обеспокоенности и тревоги в связи с церковной политикой того или иного Предстоятеля Константинопольской Церкви, не признают свойств Православной Церкви ни за одним из древнейших Патриархатов (Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским) и ни за одной из прочих Поместных Православных Церквей. Они ведут борьбу не в защиту Православия, как утверждают сами, а исключительно в защиту конкретного ответвления так называемых «Истинно Православных Христиан», к которому принадлежат сами. Эти люди не терпят общения или связи даже ни с одним из других зилотских ответвлений. Свою группировку они выдают за Единую, Святую, Соборную и Апостольскую Церковь – выставляя таким образом на полное и недопустимое посмешище понятия о Единственности, Святости и Соборности Церкви Христовой и священные догматы нашей веры.
— Это проблемы духовного характера. Допустимо ли разрешать их подобным образом?
- Давайте уточним, что значит «подобным образом». Если имеется в виду применение силы, то стремление к этому исключено. Если подразумеваются действия административного характера, то разъясняем: делами духовными занимается Церковь, делами административными – государственная власть. Святая Афонская Гора руководствуется особым статусом самоуправления. По Конституции Греции, государственная власть на Афоне осуществляется Святыми Монастырями, через Священный Кинот, в который входят антипросопы – представители монахов. Являясь духовными лицами, эти антипросопы представляют монастыри — духовные учреждения. Таким образом, на Святой Горе вопросы духовные и административные теснейшим образом связаны между собой, в то время как ответственность за общественные порядок и безопасность несет Государство в лице губернатора Святой Афонской Горы. В рассматриваемой проблеме все шло законным порядком: Церковь констатировала факт церковного раскола, Святая Гора также, убедившись в этом факте, приняла административное решение, после чего губернатор принял решение исполнительное. Такой ход вещей предусмотрен тысячелетним статусом Святой Горы, и не нам его менять. Те, кто не согласен с этим порядком, вольны не приезжать на Святую Гору и не жить на ней. Лица, занимающие Святую Эсфигменскую обитель, настаивая на своем владении одним из главенствующих монастырей Святой Горы, стремились вмешаться в ход Ее административных дел – вместо того чтобы проводить смиренный образ жизни подобно множеству других зилотов, живущих в зависящих от разных монастырей Келлиях. Именно эта настойчивость вышеуказанных лиц и повлекла за собой все возникшие проблемы – в отношении их самих, Монастыря Эсфигмен, Святой Горы, Церкви и Греческого Государства.
- А почему эти лица настаивают на владении одним из главенствующих святогорских монастырей?
- Очевидно, потому, что, узурпируя вот уже тридцать лет историю, имя и имущество многострадального Монастыря Эсфигмен и спекулируя на них, эти лица чрезвычайно высоко поднимают свой авторитет среди приверженцев их раскольничьей группировки и играют в ней руководящую роль. Имидж святогорцев, а к тому же «почти единственных» настоящих монахов и настоящих православных, дает им огромные преимущества в деле пропаганды своего раскольнического ответвления.
- Почему умалчивается о том, что все происходящее началось из-за вопросов веры?
- Рассуждать подобным образом недопустимо. Когда началось обсуждение рассматриваемой проблемы, оно велось вокруг вопросов веры – в общем смысле этого слова. Этот факт никем не умалчивается. Однако при этом ничья вера не была никем оскорблена или задета. Следовательно, недопустимо утверждать, что отпадение вышеуказанных лиц от прочих святогорцев, от которых их отличает не разница в вере, а разница в оценках происходящего в Церкви, произошло по причине веры. Ничто не дает оснований утверждать, что несогласие, обеспокоенность и тревога из-за вопросов церковной политики оправдывает и узаконивает применение какого угодно средства – тем более средства беззаконного и антицерковного, как в рассматриваемом нами случае беспрецедентного отпадения вышеозначенных лиц от Церкви. Но даже если допустить, что проблема действительно началась с обсуждения вопросов веры, сейчас, видя ее гибельные последствия для самой веры, для Церкви, для Святой Горы и для монашества, вышеуказанным лицам следовало бы изменить свою позицию – как сделали это другие монастыри, временно прерывавшие поминовение Патриарха. Не случайно Святая Афонская Гора ведет борьбу против обеих крайностей — как против экуменизма, так и против зилотства.
— Правда ли, что действия прочих монастырей Святой Горы были вызваны давлением Патриарха и угрозой церковного отлучения? Продолжается ли это давление сейчас?
— Эта нелепая выдумка чрезвычайно оскорбительна для святогорцев, взгляды и убеждения которых известны своей свободой, независимостью и твердостью. Святогорские монахи в своих действиях всегда руководствуются совестью -не уступая ничьему давлению. Они неоднократно доказывали эту истину на деле. Однако эта выдумка унижает и Святейшего Патриарха – ставя его в разряд тирана и террориста. В рассматриваемом вопросе интерес к эсфигменской проблеме был обоюдным и несомненно большим со стороны Святой Горы, чем со стороны Вселенской Патриархии. Что же касается конкретных церковных и административных действий последних лет, то инициатива в них целиком принадлежала Святой Горе. Две другие стороны – Церковь и Государство – по своим силам помогали Святой Горе в этих действиях. Из самих документов можно легко увидеть, что административные акты были составлены Священным Кинотом Святой Горы до публикации Патриаршего Синодального решения. Это решение Священный Кинот учел при составлении последних решений, касающихся данного вопроса.
- Во многих публикациях проводится мысль, что позиция лиц, занимающих Святую Эсфигменскую обитель, сдерживает планы экуменизма. Это действительно так?
— В этом утверждении крылась тайная надежда зилотов, и эта надежда оказалась тщетной. На вопросе отношения к экуменизму надо остановить особое внимание, поскольку опыт Святой Афонской Горы доказывает противоположное тому, что утверждают зилоты. Антиэкуменическое знамя держит Святая Гора, Которая, будучи верным чадом Церкви, имеет право на несогласие с некоторыми явлениями церковной жизни и на то, чтобы Ее голос был услышан. Такого права лишены те, кто покинул Церковь. Однако в своей борьбе против экуменизма Святая Гора никогда не получала ни малейшей помощи от лиц, занимающих Святую Эсфигменскую обитель. С одной стороны, эти лица, незаконно занимая один из святогорских монастырей и не давая ему вернуться к нормальной жизни, лишили Святую Гору возможности единого свидетельства о вере. То есть незаконное занятие зилотами святогорского монастыря лишает Святую Афонскую Гору еще одного активного участника общей борьбы против экуменизма. С другой стороны, выступая в роли «ярых фундаменталистов», занимающие Эсфигмен зилоты искажают образ консервативного, но просвещенного свято-горского монаха, дают повод к бесконечным упрекам терпящей их Святой Горе и «алиби» для тех, кто хочет оправдать свои отступления от Православного исповедания.
- А правильно ли то, что вышеуказанные лица объявлены раскольниками, тогда как сами они это отрицают?
- Патриаршее Синодальное Решение констатировало и подтвердило то, что уже произошло и не создало ничего нового. Очевидно и само собой разумеется, что вышеуказанные лица являлись и являются раскольниками, поскольку они отпали от общения с Церковью (к тому же со всеми отличительными признаками подобного случая: например, отпадение одного из главенствующих монастырей от Святой Горы и т.п.). Именно это отпадение и констатировала церковная власть, к юрисдикции которой принадлежали эти люди. Сами они утверждают, что раскольником является Патриарх, который отпал от единой Православной Церкви – то есть от их раскольничьей группировки. Это «отпадение» они «констатируют» сами (или, в крайнем случае, руководство того раскольничьего ответвления, к которому они принадлежат). В конечном итоге эта наивная нелепость приводит к следующему вопросу: неужели Вселенская Патриархия принадлежит к юрисдикции Монастыря Эсфигмен или же (как и предписывает это Конституция нашей страны) Святая Эсфигменская обитель принадлежит к юрисдикции Вселенской Патриархии, и поэтому последняя, безусловно, поступила правильно и компетентно? Кроме всего прочего, если бы лица, занимающие Эсфигмен, сами верили в те идеи, которые они провозглашают, то решение якобы еретика Патриарха против них не должно было бы их интересовать. Им не следовало бы, желая добиться успеха в какой-то временной цели, отбиваться от патриаршего решения с помощью средств мира сего. Но то, что происходит на деле, доказывает, что у этих людей напрочь отсутствуют твердые убеждения и в своих действиях они используют принципы благоприятной конъюнктуры.
- Правда ли, что лица, занимающие Святую Эсфигменскую обитель, своей добродетельной жизнью завоевали уважение других святогорских монахов, как пишут об этом в газетах?
— Эту информацию хвастливо распространили в печати сами зилоты – в доказательство того, что у них отсутствуют приличие и скромность. Священному Киноту неизвестно ни одно заявление от какого бы то ни было главенствующего святогорского монастыря, поддерживающее лиц, занимающих Эсфигмен. Скорее, можно говорить об обратном.
— Но неужели преступление этих людей столь велико, что надо наказывать их изгнанием со Святой Афонской Горы? Ведь многие из них живут на Ней долгие годы. Неужели святогорцы настолько жестокосердны?
- Мы убеждены в том, что Святые Отцы, установившие и сохранившие до наших дней правила и законы, по которым живет Святая Афонская Гора, не были лишены любви и милосердия. Просто их любовь и попечение об Уделе Пресвятой Богородицы, Которая есть Матерь Любви и Милости, была сильней [чем мирские понятия о милосердии и любви]. Мы не имеем права разрушать законы и установления, по которым живет Святая Гора, и лишать грядущие поколения благоприятной возможности найти это Священное Место сохраненным от опасности и защищенным – таким, каким нашли Его мы. Выше мы объяснили, что тридцать лет Святая Гора проявляла к этим людям немалую гуманность и терпимость, помогая в их нуждах. За это они Ей отплатили неблагодарностью, используя такое отношение для признания беззаконного положения дел. Мы также упоминали и о тех не получивших ответа предложениях, которые делались Святой Горой лицам, занимающим Эсфигмен, для того чтобы избежать их физического удаления с Афона. Но и сейчас само собой разумеется, что если эти люди откажутся от претензий занимать один из главенствующих монастырей Святой Афонской Горы, то будут найдены компромиссные решения проблемы. Это выход, который мы ждем и с облегчением примем. Следовательно, упрек в жестокосердии адресуется к тем, кто ради власти и указанных выше претензий мучает всех остальных.
— А были ли попытки сблизиться с зилотами, занимающими Эсфигмен?
- Все это время своей типовой энцикликой Священный Кинот ежегодно призывал Эсфигмен прислать своего представителя. В 1980 году Кинот предложил Эсфигмену прислать члена Священной Эпистасии. Комиссия Священного Кинота вела переговоры в 1994-1995 годах. Новая Комиссия вела их начиная с 1997 года. За эти годы было около пятнадцати встреч с вышеуказанными лицами. Покойный Патриарх Димитрий добивался встречи с ними. Нынешний Патриарх Варфоломей прилагал немало стараний. Кроме того, послание нынешнего Патриарха Эсфигмену сейчас вызывающим образом используется занимающими Эсфигмен лицами в их обращениях и заявлениях как доказательство их признания Вселенской Патриархией. Греческое Государство через губернатора Святой Афонской Горы многократно пыталось сблизиться с ними. Были приложены старания, чтобы занимающие Эсфигмен лица хотя бы для начала присылали в Кинот своего представителя. Мы были готовы ограничиться уже этим. Но даже эти попытки натолкнулись на необоснованную претензию вышеуказанных лиц на то, чтобы их представитель во время краткой молитвы перед началом заседания Священного Кинота выходил за дверь или оставался в сидячем положении. Это прямое оскорбление нашей веры и наших святынь. Очевидно, что, поскольку занимающие Эсфигмен лица верят, что беззаконное состояние, в котором они пребывают, будет узаконено и признано, не остается ни малейшей надежды на сближение с ними. Поэтому сделаны попытки разрешить проблему на иной основе. Мы не оставляем, надежды на сближение.
- Почему все это происходит только сейчас — тридцать лет спустя?
- Мы не выбирали какое-то конкретное время. Дело шло естественным порядком: вслед за конкретными действиями и решениями Священного Кинота. Святая Гора долго проявляла снисходительность и терпение – до тех пор пока существовала хоть какая-то надежда на возвращение занимающих Эсфигмен зилотов в канонический святогорский чин.
В последние годы проблема осложнилась следующими особенностями:
1. Как было сказано выше, приблизительно с 1995 года занимающие Эсфигмен лица взяли окончательный курс на стремление добиться своего узаконения и признания. Для осуществления этой цели они неблагодарно использовали гуманную снисходительность Святой Горы и то, что за прошедшие годы ситуация стабилизировалась. Этот курс стал уже явным в 2000 году, когда претензиями на обращение к «игумену Эсфигмена» официальным письмом Священного Кинота,
вышеуказанные лица вынудили Святую Гору принять необходимые меры – пока ситуация не стала необратимой для Неё Самой.
2. С 1999 года проблема перешла в новую фазу. Говоря конкретно, до этого времени «игумены» Монастыря Эсфигмен обладали качествами, которые могли бы облегчить возвращение к законному порядку. Так, «игумен» Афанасий имел каноническое избрание и интронизацию, «игумен» Евфимий, возглавлявший Эсфигмен с 1975 до 1999 года, по крайней мере, был рукоположен архиереем, находящимся в каноническом общении с Церковью. А вот нынешний «игумен» Мефодий не имеет даже этого, и ситуация заходит в тупик. Также делает безрезультатными все попытки сближения ясное и недвусмысленное заявление «игумена» Мефодия, что он никогда не принял бы признания от Вселенской Патриархии. То есть сам человек подтверждает, что у него напрочь отсутствует желание найти путь к возвращению.
3. В связи с последними международными и европейскими событиями все яснее становится необходимость повышенного внимания к вопросам, касающимся охранения особого статуса Святой Афонской Горы, и необходимость исправления тех грубых отклонений, которые ставят этот статус под угрозу, – как в рассматриваемом нами случае. Иначе наступит момент, когда исправить сложившееся на Святой Горе положение будет уже поздно.
4. Но еще раз обращаем внимание на то, что вышеуказанные лица через своего юридического консультанта первые охарактеризовали состав Священного Кинота как незаконный, а его решения – как не имеющие силы, ссылаясь при этом на то, что заседания Священного Кинота проходили без представителя Священной Эсфигменской обители. Такие обвинения
послужили толчком к действиям, призванным вывести проблему из состояния неопределенности.
- Какую роль играла во всей этой истории Комиссия Священного Кинота?
- Любой Комиссии Священного Кинота даются полномочия работать по тому или иному вопросу, собирать соответствующие сведения и представлять тему в Священном Киноте, который обладает исключительным правом принятия решений посредством голосования представителей монастырей. Дело Священной Эсфигменской обители было темой продолжительнейших неоднократных обсуждений на заседаниях Священного Кинота, а также на заседаниях Чрезвычайного Двойного Священного Собора. При этом Комиссия Священного Кинота действовала в рамках принимаемых Кинотом решений. Старания приписать Комиссии Священного Кинота жестокость (тогда как эта Комиссия неустанно трудилась, стараясь найти мирное решение проблемы), а также обвинения членов Комиссии в преследовании личных целей совершенно несправедливы, более того, – нечестны и коварны. Так же можно охарактеризовать и старания представить решения Священного Кинота решениями Комиссии — с тем, чтобы подорвать авторитет этих решений. Также лживые и хвастливые заявления лиц, занимающих Эсфигмен, о том, что некоторые монастыри якобы солидарны с ними (при этом они не стесняются называть некоторые обители поименно), выходят за рамки понятий о статусе органов святогорского управления – как бы ни был он истолкован.
— Правда ли, что лица, занимающие Святую Эсфигменскую обитель, подвергаются гонениям за то, что не берут европейские деньги?
— Это еще одно поверхностное пропагандистское утверждение, ставшее газетной сенсацией благодаря витиеватым заявлениям «игумена» Мефодия. Уже многие годы на Святой Афонской Горе ведутся работы по восстановлению священных обителей. Средства на эти работы выделяет Греческое Государство, которое использует как национальные, так и общеевропейские доходы. Священный Кинот, заботясь о Монастыре Эсфигмен, включил его в список обителей, подлежащих восстановлению согласно программе «Афон». Ни от одного святогорского монастыря никто не требовал принятия денег на эти работы. Скорее, наоборот: сами монастыри, испытывая огромную нужду, просят выделить средства на их восстановление, и с большими сложностями изыскиваются возможности удовлетворить малое количество таких просьб. Но если говорить о лицах, занимающих Монастырь Эсфигмен, то даже если бы они захотели попросить средства на восстановление обители, то не могли бы этого сделать, потому что они не имеют права пользоваться ими, так как занимают монастырь незаконно. Таким образом, «героизм неприятия европейских денег» на поверку – совершенно неудачен и ложен. Отдаленная цель этого «героизма» — возбуждение сочувствия к себе со стороны людей, не ведающих истинного положения дел, и стремление вызвать у них восхищение своим аскетизмом. Такая непоследовательность становится еще более кричащей, если принять во внимание весьма солидные суммы в драхмах, евро и долларах, которые текли и текут в монастырь на пропаганду их зилотского ответвления, на кампании в СМИ, на судебные издержки и т.п. Следует сказать и о том, что вышеуказанные лица добились выплаты им ежегодной экономической помощи от Греческого Государства за все предшествующие годы и продолжают незаконно претендовать на получение этой помощи на имя Монастыря Эсфигмен. Кроме этого, непоследовательность и неискренность этих «антиевропейцев» видна из того, что они через своих защитников уже обратились в Женеву (Комиссия по правам человека), в Брюссель – Люксембург (Совет Европы – политический комитет), в Милан (Международная ассоциация юристов) и т.п. Более того, они угрожают обратиться в Европейский суд по правам человека, находящийся в Страсбурге, подталкивая таким образом «франколатин» (как они сами называют европейцев) на действия против Святой Афонской Горы и нашего Отечества.
— Имеет ли связь проблема Монастыря Эсфигмен с известным движением в Европе за допуск женщин на Святую Афонскую Гору?
- С характерной изворотливостью лица, занимающие Эсфигмен, попытались обвинить Священный Кинот в том, что он хочет удалить их со Святой Афонской Горы для того, чтобы допустить на Нее женщин. Однако, к сожалению, сами эти люди ни разу не приняли участия в борьбе Святой Горы за сохранение своего особого статуса. Напротив: если бы их притязания были приняты, это имело бы печальные последствия для святогорского статуса. Они открывают путь к этим печальным последствиям, когда говорят, пишут и подписывают обращения в высшие государственные органы о том, что Святая Гора в состоянии принимать административные решения только после принятия решений в мирских судебных инстанциях (каждый может понять, что это значит, например, в случае попыток допустить на Святую Афонскую Гору женщин). Этими заявлениями прямым образом отвергается самоуправление Святой Афонской Горы. Также нынешние эсфигмениты открывают дорогу разрушительным для Святой Горы последствиям, заявляя о якобы происходящих на Святой Горе нарушениях прав человека (религиозной свободы). Ведь если мирские власти признают, что запрет проживания на Святой Афонской Горе инославных и раскольников нарушает религиозную свободу, то очень скоро мы увидим, как на Афоне будут возводиться папские монастыри и протестантские молитвенные дома!
- А почему проблема, о которой идет речь, имеет национальные измерения?
- Мы уже объяснили, что своими действиями занимающие Эсфигмен зилоты подвергают опасности территориальную целостность нашей страны и дают повод оспаривать запрет на отпадение от Святой Афонской Горы по национальной принадлежности. Кроме этого, действительно антинациональный характер носит кампания клеветы и публичного компрометирования нашей страны перед международным сообществом, в ходе которой эти люди пытаются доказать, что якобы подвергаются угнетению. Эти старания достигли кульминации, когда вышеуказанные лица открыли в Интернете англоязычный сайт, для того чтобы порочить Греческое Государство в Америке и Европе. На страницах этого сайта появляются бесконечные выдумки о «гонениях» на зилотов и публикуется фотография одного кариотского монаха, принадлежащего другому монастырю, как эсфигменита, который якобы изгоняется из монастыря и «не имеет, где главу приклонить». Среди многих других действий лиц, занимающих Эсфигмен, упомянем и об их совсем недавнем письме к Московскому Патриарху, в котором они просят Его Святейшество о вмешательстве – в ущерб нашей стране и Вселенской Патриархии.
— Были ли применены против лиц, незаконно занимающих Эсфигменскую обитель, враждебные действия?
- Отвечая на этот вопрос, мы обязаны констатировать неудачную попытку театрального представления, предпринятую из желания прослыть героями, находясь в безопасности. Начиная с лета 2000 года Священный Кинот поручил Священной Эпистасии особенно внимательно относиться к стараниям занимающих Эсфигмен зилотов добиться косвенного узаконения своего положения, используя ту помощь, которая оказывалась им по снисхождению. Таким образом, Кинот был вынужден отказать вышеуказанным лицам в том, на что они не имеют права и по закону – к примеру, право представлять один из главенствующих монастырей Святой Горы, незаконно занимаемый ими. Незаконными были требования занимающих Эсфигмен лиц выдавать приезжающим в Эсфигмен паломникам особое разрешение на посещение монастыря (этот отказ был истолкован как запрет на посещение Святой Афонской Горы для направлявшихся в Эсфигмен паломников); незаконными были требования налоговых льгот на горючее (этот отказ был превращен в лишение монастыря топлива на зиму – хотя для отопления в Эсфигмене пользуются печками и жгут дрова); незаконными были требования на въезд на Святую Гору транспортных средств, записанных на имя Монастыря Эсфигмен (эта мера была представлена ими как запрет на въезд грузовика с продуктами и как их осуждение на голодную смерть) и т.п. Все требуемое (приезд паломников, покупка горючего, въезд транспортных средств и т.п.) можно было организовать другим образом – не на имя Монастыря Эсфигмен. Однако они стремились к легализации своего положения. С уже привычной им ложью эти люди не поколебались заявить о «конфискации монастырского имущества», об «экономической удавке», об «аресте банковских счетов» (в связи с тем, что им был задан один простой вопрос на эту тему). Все это – чистой воды выдумка. С таким же жаром они заявляли – к тому же обращаясь за рубеж – об «отключении воды и электричества», причем первое «отключение» немыслимо, а второе — глупо, поскольку на Святой Афонской Горе нет линий электропередач. Даже соблюдение законов в отношении очень важной и щепетильной для Святой Горы темы — приближение к Её берегам морских судов (в этом отношении святогорцы отстаивали свои права много лет) – было названо незаконно занимающими Эсфигмен лицами «блокадой с моря». В связи с событиями 16/29.01.2003 года и более поздними ложь перешла в сферу больного воображения, как мы упоминали выше. Полицейский превратился в полубатальоны бронетанковых войск. Несколько джипов, которые постоянно находятся в распоряжении полиции (по правде сказать, этих автомобилей совсем недостаточно для охраны Афонского полуострова, и Святая Гора постоянно обращает на это внимание компетентных лиц), естественно заботящейся о сохранении общественного порядка и безопасности, превратились в колонны танков. Стук в ворота невооруженного человека преподносился как штурм монастыря, регулярные патрулирования катера береговой охраны – как концентрация сил Военно-Морского флота. Осторожное, на расстоянии, наблюдение за монастырем из соображений общественного порядка и безопасности было выдано за осаду, а заключение самих себя внутри обители и закрытие ее ворот изнутри представлено как запрет на выход из нее и т.д. и т.п. (в связи с последним нам известны конкретные случаи, когда несогласие с выбранной тактикой или мысль о выходе и уходе из членов вышеназванного «братства» влечет за собой поношение и наклеивание ярлыка «предателя веры»). По всей Вселенной было объявлено о том, что «герои веры» умирают голодной смертью (тогда как сами они заявляют, что запасов продуктов им хватит на два года); что они просят врача и лекарств, а греческое правительство отказывает им в этом (тогда как ничего подобного не происходило и не может никогда произойти). Наоборот, сами эти люди изолируют стариков и больных и подвергают их здоровье и жизнь опасности. Все эти выдумки уже выходят за пределы нездоровой фантазии и входят в область умышленного обмана и искажения действительности. Общее желание Святой Горы, Вселенской Патриархии и Греческого Государства не применять силу облегчает распространение обмана. Но неприменение силы не может способствовать легализации беззакония. Оно означает мирное соблюдение законности и является руководящим принципом для выхода из сложившейся ситуации.
- Можно ли говорить после всего этого об опасности для общественного порядка?
— Само собой разумеется, что государство обязано принять элементарные меры безопасности в местах с нестабильным положением – таких, как район Монастыря Эсфигмен. Эта обязанность государства стала особенно актуальной после устных и письменных угроз о том, что «прольется кровь», что «монастырь будет подожжен», что «в обители есть огромные запасы взрывчатки и оружия» и т.п. Кроме того, очень важно сохранить святыни и реликвии Священной Эсфигменской обители, поскольку никто не знает теперь, в каком состоянии они находятся. Все сведения о монастырских святынях черпаются из общих заявлений лиц, незаконно занимающих Эсфигмен. Осуществить законный надзор над святынями и реликвиями обители Священному Киноту невозможно, государственные службы к контролю над ними не допускаются. Происходит прямое нарушение многих соответствующих законов о сохранении общего святогорского культурного наследия. Кроме того, согласно с официальными документами правоохранительных органов, время от времени солидарные с зилотами лица устраивают захваты судов, препятствуют нормальному автобусному сообщению при въезде на Святую Гору и т.п. Также и сами зилоты вызывающе ведут себя в Кариесе, оскорбляя святогорцев, занимающих ответственные должности в монастырях и Священном Киноте, и расточая угрозы. Лиц, виновных во всех этих правонарушениях, нельзя даже задержать, поскольку их арест превратился бы в очередное театральное представление и они были бы представлены «исповедниками веры». Было получено немало писем с угрозами для жизни отдельных святогорцев, с обещанием нанести «удары а-ля бен Ладен», «подвергнуть монастыри бомбардировке» и т.п.
- Можно ли говорить о мирском мудровании лиц, занимающих Эсфигмен?
- К сожалению, необходимо признать, что группа лиц, занимающих Священную обитель, находится под влиянием явного мирского и чуждого святогорскому духу мудрования. Такого мудрования нельзя встретить больше ни в одном другом святогорском монастыре, и, вероятно, оно ведет свое происхождение от вышеуказанных лиц, отпавших от всего святогорского тела и занимающихся пропагандой в пользу своей раскольнической группировки. Главная отличительная черта мирского мудрования этих людей – создание лозунгов, извращающих действительность посредством современных коммуникационных ухищрений. Вместе с прочей ложью упомянем о том, что «игумен» Мефодий публично поносил Священный Кинот за то, что он прислал приглашение на имя уже умерших монахов, тогда как им самим эти монахи были записаны в списки живых членов «братства» – очевидно, для того, чтобы «братство» выглядело многочисленным и были основания просить больших налоговых льгот. Кроме того, в каждом своем заявлении этот «игумен» сообщает новое число членов «братства». Еще одна яркая отличительная особенность мирского мудрования этих людей – любовь к зрелищам и театральным представлениям. Когда членам незаконного «братства» вручались приглашения в Священный Кинот для использования права, которое было бы полезно прежде всего для них самих, это сопровождалось бесконечными фотовспышками, дабы обессмертить «мученичество героев веры». «Игумен» Мефодий публично пригласил журналистов с телевидения (ЕТЗ) прибыть на Святую Гору без разрешения Священной Эпистасии, обещая доставить их в монастырь своими собственными незаконными способами. Он разместил в обители журналистов с телекамерами, для того чтобы они запечатлели театрализованное «исповедование веры» — совершенно пренебрегая соответствующими постановлениями Святой Афонской Горы о правилах въезда на Неё паломников и о запрещении на Ней теле- и киносъемки. Вышеупомянутые лица считают, что эти постановления обязаны соблюдать только «канонические» монастыри, соглашаясь таким образом с тем, что они не принадлежат Святой Горе и являются Её противниками – не по неведению, но по злостному умыслу. В Кариесе были зафиксированы случаи разброса листовок, расклеивания афиш, подъема над представительством Эсфигмена знамен, использования мегафонов, угрозы захвата студенческого или избирательного центра и т.п. Все эти события беспрецедентны во многовековой святогорской истории и могут быть сопоставлены лишь с событиями времен государственных политических волнений. Уже много лет лица, незаконно занимающие Эсфигмен, угрожают, что они сожгут или взорвут монастырь, доказывая таким образом, что им не больно за Священную святогорскую обитель – в противоположность истинным святогорцам, которые делали и делают все, для того чтобы ее спасти. Эти люди используют естественные или подстроенные события с тем, чтобы вывести из них искаженные заключения и сознательно поднять мирской журналистский ажиотаж. Таким образом, они поддерживают ложь о гонениях на них, что позволяет им держать людей в напряжении и одновременно преследовать юридические цели. Так, среди многих других подобных фактов Священный Кинот должен отметить совсем недавнее использование этими лицами трагической гибели по своей вине от несчастного случая одного из членов «братства». Эта гибель, а также священное исследование отпевания и похорон этого монаха были использованы для пропагандистских целей. Конечно же, затеи подобного рода мы должны, к сожалению, ожидать и в будущем, что позволит теме «гонений» оставаться актуальной в глазах мира сего.
С терпением и надеждой на то, что Госпожа Богородица не оставит Своего Удела, уповаем, что всеобщее возмущение и осуждение беззаконий, а также осознание своей вины лицами, занимающими Святую 
Эсфигменскую обитель, могут привести к разрешению проблемы.
В заключение Святая Гора обращается с призывом к церковному и национальному сознанию всех, к соблазненной полноте Церкви, к тем, кто интересуется происходящими событиями по-человечески, к политическому миру, к представителям печати и средств массовой информации оказаться на высоте положения и, не увлекаясь сознательным искажением фактов и обманом, быть солидарными со Святой Афонской Горой в Её исторической борьбе за спасение Священной Эсфигменской обители, и, главным образом, в охранении установлений нашей веры и Православного монашеского, духовного и культурного святогорского Предания.
Подписано на общем собрании Представителями и Предстоятелями двадцати Священных Монастырей Святой Афонской Горы.